Гордость и предубеждение

Anzeige

.Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

«Итак, зачем в наше время учиться или добиваться какой-либо профессиональной квалификации, если деньги можно зарабатывать миллионом нехитрых способов в интернете?»

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

«Это — отнюдь не мое определение себя, вся эта тема с популярностью “публичной деятельности” очень меня волнует. Боюсь, в этом нет никакого смысла и необходимости, как и было 20-30 лет назад. Кому, кроме тех, кто делает вид, что занят “настоящей” работой, вообще все это нужно? Какая-то нелепица»

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

«Думаю, многих людей можно называть не по имени, а по названию их болезней»

«Однажды юная леди сказала мне, что она — модный блогер. Понятно, говорю, но что же ты делаешь в этой жизни, чтобы что-то в ней значить?»

«Мать-природа, пожалуйста, пошли нам солнечный шторм и полное отключение электричества, чтобы заставить, наконец, этих выпендрежников заняться настоящей работой»

.

.

This post is also available in EN DE

«Это хуже гриппа!! Как называют таких людей в Германии???»

«Influencer isn’t that much better than influenza»

«Общественные деятели — явно не те, кто помогут миру!»

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

Эти цитаты — комментарии пользователей Фейсбука под одним из постов о блогерстве и общественной деятельности. Честно говоря, меня это поразило. Спасибо, я давно уже в курсе, что работа инфлюенсера никогда не была во главе списка профессий, уважаемых “полезными” членами общества, но называть людей болезнью — уже совсем чересчур. Наезды на блогеров при любом удобном случае тоже не вызывают удивления, ведь это уже что-то вроде местного спорта. Даже Sophia Thomalla, несмотря на всю свою мнимую прогрессивность, ходит, на мой взгляд, по весьма тонкому льду, сочиняя и отправляя в сеть с каждым разом все более “мозговитые” комментарии ко всему, что было удостоено её драгоценного внимания.
 
Кажется, инфлюенсеры стали, наконец, полноценными козлами отпущения за все, что не так с нашим миром. Мы с коллегами заняли прочное негативное место где-то между политиками и банкирами. А кто еще виноват во всем, черт возьми? Нынче популярно тыкать пальцем, а винить в глобальных проблемах общественных деятелей — вообще супертренд.

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

Конечно, ничего страшного, если кого-то бесит какая-то профессия. Да и кто я такая, чтобы осуждать, если кому-то доставляет удовольствие писать гадости? Но вернемся к сути. Речь же не об опытных лоббистах, вышколенных держать любой удар. Под прицел попадают в большинстве своем молодые люди, часто вдвое моложе своих обидчиков. Они не имеют понятия, как на все это реагировать. И чем скромнее их реакция, тем громче торжествуют “обвинители”. Если здесь есть что-то нездоровое, то это — явно такая тенденция. Обидно до глубины души.
 
А как по-другому?
 
Серьезно! Что же такого сделали эти девчонки, чтобы оправдать ненависть, порицание, оскорбления и даже прямые угрозы? Кому вредят их селфи? Неужели они заставляют хейтеров силой читать свои модные сплетни и советы по применению? Не понимаю, как ненависть к блогерам стала таким общим делом. Почти долгом каждого. Может, все дело в чьей-то банальной зависти? Хватит плодить инста-ненависть?

.

This post is also available in EN DE

‘Блогинг — не работа. Точка.’

Обожаю этот предрассудок. Ну а теперь разберемся, кто же занят “настоящей” работой? Актеры? Спортсмены? Чем их работа “реальнее” нашей?
 
Каждый месяц я трачу кучу времени, чтобы заплатить тонну налогов, и тем самым внести самый настоящий общественный вклад. И все равно моя работа, моя налогооблагаемая, выматывающая и требующая полной отдачи работа, никак не может считаться полноценной, ведь так?
 
Этот материал не о том, что мы все такие непризнанные и недооцененные. Отнюдь. Я понимаю большинство причин, из-за которых все так, как оно сложилось. Все, что я пытаюсь здесь сейчас донести — не смейте называть человека болезнью. Никого и никогда.

Представьте хоть на секунду, каково это — трудиться, не покладая рук, и все равно слышать, что ты занят ненастоящим делом? И впрямь. Пардон. Простите меня за то, что я делаю что-то, что мне по душе, и даже умудряюсь зарабатывать этим на вполне достойную жизнь. Кажется, я, как и все энтузиасты, нарушила неписаный, но крайне важный для обывателей закон — работа не должна быть в радость. Никогда. Только попробуй.
 
Могу сказать Вам по личному опыту. Чем больше путешествуешь и встречаешь новых людей, тем больше шанс угодить “под раздачу” из-за чьих-либо предрассудков. Тем страннее порой разбираться в собственной реакции в ответ на вопрос из серии: “Кем ты работаешь?”.“Инфлюенсером”, — отвечаю я, и что-то не так с моим голосом. Он меня как бы оправдывает.

.

.

This post is also available in EN DE

Но ведь нам есть, чем гордиться. У каждого свое, но весь негатив — не повод оставлять любимое дело. С точностью наоборот. Так жить еще интереснее. Но почему в слове “инфлюенсер” или “общественный деятель” даже я чувствую горький привкус?

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

Напоминает один эпизод моей жизни, далеко не самый лучший. Давным-давно, когда я работала на полставки в H&M за 8 евро в час, чтобы оплачивать свою учебу, одна дама из очереди показала на меня своей дочери. “Глянь, дорогая, ты тоже так кончишь, если не перестанешь получать плохие отметки”.
 
В её глазах так выглядит провал в жизни. Эпический фейл.
 
В глазах всех, кто меня знал, да и в моих собственных, я была лишь еще одной юной студенткой, пытающейся справляться с жизнью без родителей и стипендий. Заурядность. Уверена, я и до сих пор не столь преуспела, чтобы считаться хоть чем-то эпическим, пускай даже провалом.

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

Тогда, как и сейчас, мне сложно гордиться своими достижениями.
 
Удовлетворение собой — совсем не то, чего просто добиться в обществе, в котором у каждого своя мораль. И этот каждый гораздо более морален, чем любой человек, его окружающий. Знакомо? Да, это болезнь, которая все интенсивнее поражает наш социум, и мы должны с ней бороться
 
Но когда превращение молодежи в козлов отпущения меняло хоть что-либо?

Laurel осень-зима 2017 | кампания блогеров | модная статья Bayerischer Hof, Munich | Маша Сэджвик и Виктория Рэйдер

Образ: Laurel
Другой блоггер: Viktoria Rader
Фото: Theresa Kaindl

This post is also available in EN DE

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.