20-ые в Берлине

Anzeige
Съемка, вдохновленная новой аудиокнигой „Die Juten Sitten“  от Audible.

Если бы у меня была возможность оказаться в определенном периоде жизни Берлина, это точно были бы двадцатые годы. Я могу только представить, как прогуливаюсь по улочкам и дорожкам, не искореженным войной. Каким прекрасным был этот город, совсем наравне с Веной и Парижем.

Те дни запечатлены на старых фотографиях и в историях, повествующих о расцвете Германии, ее искусстве, культуре и науке. Это было время Бекмана, Макса Эрнста, Отто Дикса и Кете Коллвица, период Германа Гессе, Франца Кафки и Томаса Манна. Это было время поколения Bauhaus, новых стандартов и избытка.

С политической точки зрения, это был захватывающий и бурный период. Закончилась Первая Мировая война, фашизм казался призрачной иллюзией, а женская борьба за эмансипацию процветала. Роль женщин в обществе начала быстро меняться, и не в последнюю очередь из-за последствий Первой Мировой войны. Классическое распределение гендерных ролей не имело значения. Для политики же это значило, что в 1919 году было введено международное избирательное право, в результате чего женщины из маленьких городов начали перебираться в Берлин в поисках работы, а также финансовой и социальной независимости.

Эти перемены нашли свое отражение как в политических дискуссиях, так и в повседневной культуре и моде.

Андрогиния вошла в моду. Приталенные платья вышли из моды, уступив место свободным силуэтам и последнему писку моды — брюкам. Вместе с обществом изменились и идеалы красоты: очень худые девушки с короткой стрижкой – изящные гермафродитные существа – коллективная идея времени.

За закрытыми дверьми Берлин был городом излишков, переполненным жаждой жизни, которая провозглашала, что все, что происходит в городе было легендарным даже по тем временам. Опьяняющие вечеринки, полные распутства и случайных связей, наполняли берлинские ночи особенной привлекательностью бонвиванов со всего мира. Люди массово бежали в Берлин от рутины и серости будней.

Стиль 20-ых с Anuthida и Frankie Miles

Берлин стал столицей моды и культуры.

По иронии судьбы, почти через целый век Берлин стал вновь напоминать тот самый город двадцатых годов. Берлин вновь обрел славу короля вечеринок, столицы политической жизни и толерантности. И тем не менее мне по-прежнему хотелось бы хоть на миг оказаться в Берлине тех лет и погрузиться в бесконечный круговорот веселых ночей.

До тех пор, пока машина времени не перестанет быть плодом воображения фантастов, могу предложить Вам волшебную книгу, как нельзя лучше передающую атмосферу ушедшего времени начала двадцатого века: „Die Juten Sitten“ (переведена на английский: „Good Manners“) и представлена Audible в формате аудиокниги. Автор Anna Basener переносит читателя в суету Золотого Века Берлина и ставит своей главной целью изобразить жизнь, оставшуюся “за закрытыми дверьми”. Главная героиня Хайди растет в Берлинском борделе и ведет жизнь на грани закона. Оглядываясь на ушедший век, автор рассказывает об этой эпохе с юмором и любовью настоящим разговорным языком берлинца.

На презентации книги у меня была возможность пообщаться лично с Anna Basener, и я использовала эти пять минут, чтобы задать ей несколько вопросов насчет книги в целом и особенно сложных моментов, изображенных в ней.

Какое место в Берлине вдохновило Вас на создание книги?

Кстати, именно паб „Die Ritze“ (English: The Slit“), одинаково полюбившийся как доступным женщинам, так и суровым мужчинам. Это место находится на Mulackstrasse, и весь его интерьер теперь выставлен в музее Gründerzeit в Mahlsdorf, включая комнату “блудников” и зал, где ждали своих клиентов женщины легкого поведения. Я была в музее и так впечатлилась интерьером бара, что знала наверняка, что напишу про него.

Как Вы пришли к идее изучения вопроса проституции начала 1920-ых?

В основном через книжные источники, одна книга следовала за другой… Фотокнига Мела Гордона “Греховный Берлин” стала отличным источником. Я очень ее рекомендую! Должна предупредить, эта книга — не легкое чтиво. Уверена, вы будете подавлены трактовкой некоторых вещей.

Все это — до сих пор предмет табу. Почему Вы решили создать аудиокнигу?

Именно по этой причине, ведь обсуждение этой темы до сих пор под запретом. Табу толкают нас на жизнь с определенными предрассудками без возможности досконально изучить вопрос. Последствия в том, что работники этой индустрии часто становятся жертвами. Есть столько историй, повествующих о падших женщинах и монстрах-сутенерах.

Что изменилось в наши дни?

Проституция, как и все вокруг нас, вопрос глобальный и капиталистический. Женщины со всего мира сегодня работают в этой сфере в Германии, и они приезжают на немецкую землю с единственной целью. Все было не так в 1927, когда не было столь всеобъемлющей миграции. Ситуация изменилась и в вопросах сутенеров, ведь когда проституция становится легальной, уменьшается количество сутенеров. Нельзя оставить без внимания и добровольную работу в этой сфере и вынужденную проституцию. Рабство и “труд” — не одно и то же.

Отличается ли процесс создания аудиокниги от книги бумажной? В чем разница Вашего подхода к вопросу?

У меня свой способ создания диалогов в обычных рассказах, который подразумевает примерно такую же работу и над аудиокнигой. Разница в подходе достаточно очевидна и заключается в том, что необходимо сфокусироваться на аудио аспектах создания истории. Что бы ни случилось, я, как писатель, должна знать, как звучит то или иное действие или сцена. Дверь захлопнулась? Она скрипит? Есть ли небольшое окно, которое может стучать, как только закрылась дверь? Технически аудиокнига это то, что называется текстом B2B, что значит, что я не фокусируюсь на слушателе. Наоборот, мой текст — рабочая основа для актеров и режиссеров. Это не имеет особой разницы в вопросах содержания, но меняет подход.

Какое послание Вы вложили в книгу?

Эрнест Хемингуэй говорил, “Если есть, что сказать — отправь телеграмму”, и я с ним согласна. Работа автора не в том, чтобы принимать чью-то позицию или морализировать, все это для сказок и печатных книг. Мораль обычно необходима скучным историям. Меня же интересует полная противоположность, мне нужны настоящие чувственные персонажи, которые живут, любят и ошибаются. Но это не значит, что „Die Juten Sitten“ не содержит послания для слушателя, очень может быть, что в книге представлено даже большее. Мне интересно, что слушатели чувствуют и запомнят, и я очень этому рада. Но я не сижу за рабочим столом в надежде “выдать” то или это.

Я хочу рассказывать.

This post is also available in EN DE

Март 30, 2019
Taged under - ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.